Читайте также

Все новости

«Газовая душегубка» Ленинска-Кузнецкого

«Газовая душегубка» Ленинска-Кузнецкого

5 декабря – Толк 42.РФ. Этот материал должен был появиться еще в октябре, но по ряду причин его публикацию несколько раз откладывали. Причина – отсутствие комментариев АО «СУЭК», за которыми наша редакция обратилась в пресс-службу компании сразу после первой публикации.

Речь пойдет о печально известном районе Ленинска-Кузнецкого – 10-м участке, где в сентябре этого года из-за утечки метана взорвалась печь в жилом доме на улице Воронежская. Пострадавшая, хозяйка дома Галина Александровна Сорокина, через несколько дней после взрыва скончалась в больнице. 

(фотографии октябрь, 2019)

Как мы «бодались» с пресс-службой СУЭК

Редакция Толк 42.РФ просила СУЭК ответить на самый главный вопрос: разрабатываются ли сейчас пласты под десятым участком? Ведь если работы идут, как утверждают жители 10-го участка, то СУЭК может быть косвенным виновником трагедии. Но ни пресс-служба угольной компании, ни директор по связям и коммуникациям АО «СУЭК-Кузбасс» Петр Пинтусов так и не ответили на наш запрос.

Картинки по запросу суэк кузбасс петр пинтусов

(Петр Пинтусов, директор по связям и коммуникациям АО «СУЭК-Кузбасс»)

Причем, «отфутболивание» продолжалось долго, нудно и некрасиво. Сначала в СУЭК запросили документ по электронной почте, мы отправили - оказалось, что оно… не дошло. Затем редакция отправила запрос по почте заказным письмом с описью вложения (квитанция в наличии) – отслеживание по трекеру показало, что оно доставлено 6 ноября. Пинтусов в телефонном разговоре подтвердил, что письмо получено, СУЭК готовит ответ на запрос. Но в означенные законом сроки – 7 дней – ответ не был получен. Мы вновь связались с Пинтусовым по телефону, в электронном письме напомнили статьи законов, которые компания нарушает, затягивая с ответом на запрос СМИ. На что Петр Николаевич в телефонном разговоре вдруг заявил, что ответ он уже отправил, не уточнив, по какому каналу связи – электронкой или почтой, «я вам больше ничего не должен» и положил трубку. В редакции честно ждали отправленный документ еще полторы недели, но, увы… Но в случае чего – прокуратура разберется в этом запутанном деле о таинственно исчезающих запросах и ответах. А мы вернемся к ситуации с 10-м участком.

Жизнь на пороховой бочке

Тем более что накануне наши журналисты вновь побывали в этом районе Ленинска-Кузнецкого и пообщались с местными жителями. «Живем, как в газовой душегубке», как «на пороховой бочке» - такие ответы дают опрошенные мужчины и женщины, проживающие на 10-м участке, на вопрос «Как сейчас вам живется в ваших домах?».

На 10-ом участке расположено три десятка улиц с частными подворьями, седьмая школа, психиатрическая больница и несколько магазинов. Обычный пейзаж городской шахтерской окраины: небогатые домики, покосившиеся заборы, засыпанные снегом.

 

После взрыва метана, случившегося здесь 5 сентября, улицу Чехова, центровую на участке, в той части, где отсутствует асфальт, подсыпали щебнем и отгрейдеровали. Оно и понятно: по этой дороге можно добраться до дегазационной установки, которую поставили на пустыре, метрах в трехстах пятидесяти от крайнего дома, и к кладбищу.  После взрыва, еще в сентябре, появилось другое изменение в местном пейзаже – несколько десятков металлических труб, торчащих из земли. На них повесили ядовито-желтые таблички с устрашающими надписями. Между прочим, согласно ГОСТам, таким цветом маркируются резервуары и газоотводящие трубы и цвет означает «Опасность или вредность (ядовитость, токсичность, способность вызывать удушье, термические или химические ожоги, радиоактивность, высокое давление или глубокий вакуум и др.)» Цитата взята с официального сайта межгосударственных стандартов маркировки опасных и ядовитых объектов.

Зона риска – весь десятый участок?

Сразу после взрыва власти объявили, что в зону риска попали три улицы: Воронежская, Минская и Ясная. Именно здесь шли основные работы по дегазации и контролю за уровнем метана в жилищах. Но и в обратной стороне от данного района, у магазина на пересечении переулков Челюскина и Головина торчат две газоотводящие трубы. И дальше, за седьмой школой, на пустыре рядом с магазином «Десятовский», - еще одна. От места взрыва – больше полукилометра. Но если есть газоотводящие трубы, значит, есть хотя бы вероятность, что метан может выйти на поверхность и в этих местах, ведь так? А там школа, действующая школа, в которой учится несколько сотен детей.

(фотографии октябрь, 2019)

Из рассказов местных мы узнали о судьбе другого образовательного учреждения. «Много-много лет назад школа была большая, удобная, но однажды, прямо в учебное время, детям стало плохо. Оказалось, что в здание проник метан. Детей эвакуировали, здание закрыли, после чего снесли полностью. Она находилась между 21 магазином и остановкой «7 школа». Сейчас там заросли кустов и деревьев. После этого экстренно выделили сегодняшнее здание школы - его забрали у «дурнички», - это поведали нам жители «десятого».

Не узаконивали, значит, знали?

Получается, что этот микрорайон давно уже живет на газо-пороховой бочке? И власти знают о проблеме, потому что, к примеру, не дают узаконивать пристройки и разные сооружения в частных владениях десятого участка. Об этом факте в октябре нам сообщила Светлана, дочь Галины Александровны Сорокиной, погибшей от взрыва пенсионерки.

Она проживает неподалеку от усадьбы матери, буквально в двух домах. Несколько лет назад они возвели новую веранду и решили получить на постройку разрешительные документы. «Не дали, - говорит Светлана. – Сказали, ваш дом все равно под снос, из-за выработок, поэтому смысла что-то регистрировать (а попросту – удорожать стоимость домовладения в случае признания под снос) нет».

Здесь же, на десятом участке, живет и Наталья, средняя дочь Галины Александровны. Она поведала, что сотрудники СУЭКа обшили разрушенный дом ее матери металлическими листами и повесили таблички «Опасно». «В марте мы будем вступать в наследство, а потом решать, что делать дальше, - рассказала Наталья. – Следствие по делу идет, изредка нам звонят следователи, уточняют что-то, приезжают осматривать дом. Недавно сотрудник органов сообщил, что версию о «черных копателях» отмели как невероятную».

Напомним, сразу после взрыва в поисках виновных СК рассматривал версию о людях, незаконно проникших в заброшенные штольни под 10-м участком в поисках металла. Якобы они что-то где-то то ли порушили, то ли пробурили дыру на поверхность, из которой и попер метан. Но местные еще в октябре подняли подобную версию на смех. Мол, «черные копатели» первыми бы и задохнулись в этих выработках.

Истина где-то рядом

О поиске виновных до сих пор рассуждают все жители 10-го участка. Геннадий и Светлана Соколовы, проживающие на улице Минской, поддержали версию, которую озвучивают местные: в выходе на поверхность метана виновата шахта им. Кирова. Мол, это ее проходческий комбайн рубит уголь прямо под ними, Геннадий даже глубину, на которой работает механизм, назвал – 33 метра. Версия местных – а они тут сплошь шахтеры, разбираются в этом как-никак - на глубине 20 метров в 40-50-х годах под 10-м участком разрабатывался пласт Дягилевский. Выработка невысокая, рубили тогда вручную. Потом штольни законсервировали.

В наше время СУЭК после разведки решил продолжить разработку пластов, только на нижних горизонтах, ибо там залежи «жирнее», можно комбайн загнать. Как водится, сначала провели дегазацию пластов, выдавили метан в верхние пустоты и приступили к добыче. Но комбайн – штука мощная (не зря же местные говорят, что слышат, как он ночами грохочет под землей). Своей работой он нарушил герметичность пустот, возможно, через старый шурф, а, скорее всего, через естественные почвенные разломы, ядовитый газ вырвался на поверхность. Чем не версия? Именно на ней настаивают жители «газовой душегубки».

Вообще, злы они на СУЭК. Говорят, мол, они миллиарды прибылей получают, продавая наше с вами природное богатство, а вот на решение подобных проблем у них копейки не добьёшься. Мы посмотрели официальную статистику СУЭКа. За первое полугодие 2019 года чистая прибыль компании составила 551 млн. долларов.

Кто виноват и как жить?

Да и государство не спешит переселять жителей с подработанных территорий. «Наверно, ждут, когда мы или на воздух взлетим, или под землю провалимся, в те самые пустоты», - с горечью рассуждают они. А ведь проблемы появились не вчера. Например, где-то год назад на улицах Чехова, Куйбышева и Рабиновича снесли несколько домов и жители 10-го участка связывают это с повышенным уровнем метана, обнаруженного в тех домах. А на улице Моховской из дома переселили жильцов из-за повышенного уровня радиоактивного газа радона. Кстати, по утверждению специалистов, выделение радона – также результат горных работ.

Ирина Коновец, входившая в инициативную группу, которую создали сразу после взрыва дома, утверждает, что сначала власти заверяли, что разберутся в ЧП течение 2-3 месяцев и проинформируют местных жителей. Но как только в СМИ прекратили упоминать о трагедии – замолчали и чиновники. «Я лично писала в Инстаграм губернатору, просила выполнить обещание – информировать население о состоянии дел, о ходе расследования, но в ответ тишина. Зачем тогда нужно было призывать граждан писать в соцсетях, а руководителей городов и районов – реагировать на обращения?» - недоумевает Ирина.

Сейчас на 10-м участке продолжает работать дегазационная станция. Раз-два в неделю в дома местных жителей заглядывают специалисты, делают замеры уровней метана и углекислого газа. Как с опасением говорят местные, пока все в норме. Но они боятся, что это – ПОКА. Никто их не знакомит с реальным положением дел – они живут в неведении, питаясь только слухами и строя догадки. Из реальности - только дегазационные трубы по всему 10-му участку и установка, денно и нощно выкачивающая из-под земли взрывоопасный газ. 

(фото октябрь, 2019)

Редакция Толк 42.РФ по-прежнему открыта для комментариев АО «СУЭК» и властных структур.

Елена Понкратова, Анна Алексеева