Статьи

Стайные зверьки или как помочь нашим детям
Стайные зверьки или как помочь нашим детям

«Я подозреваю, что моего сына обижают в школе и очень переживаю!» – выдохнула подруга при встрече. Выглядела она и правда встревоженной. А я удивилась. Знаю ее сына-хулиганчика с пеленок, пацан настырный, драчливый, хамовитый. «Дерутся?» - уточнила я. «Сына бьют», - вздохнула подружка. «Это буллинг», - по профессиональной привычке психолога выставила «диагноз» я. «Да какой буллинг! – взорвалась подруга. – Когда соседский питбуль рвет собак – это буллинг, а вот когда Петя Засохин дает затрещину моему сыну – это…» «Петтинг», - неудачно влезла я со своими шутейками.

Буллинг (англ. bullying) — травля, агрессивное преследование одного из членов коллектива (особенно коллектива школьников и студентов, но также и коллег) со стороны другого члена коллектива.

Пе́ттинг (англ. petting) — форма сексуальной активности, предполагающая получение партнёрами удовлетворения путём возбуждения эрогенных зон без непосредственного проникающего контакта.

Ничего смешного

Проблема травли в школах стоит остро, в том числе, потому, что взрослые — учителя и родители (как агрессоров, так и жертв буллинга) — по-прежнему предпочитают закрывать на неё глаза. Но это не значит, что с этим явлением не нужно бороться.

Дети не любят тех, кто отличается. В любом классе или компании есть среднестатистическое большинство, которое разговаривает и выглядит как некая общая масса, и все, кто будет отличаться от этой «среднести», окажется в зоне риска. Это могут быть внешние отличия - слишком высокий рост, лишний вес, торчащие уши. Или физические дефекты - косоглазие, заикание. Плохо одетые, неуверенные в себе ребята также попадают в ситуации, когда сообщество их отвергает.

В классах может быстро сформировался костяк «крутых», которые непременно станут цепляться к «отстойным». Попасть в число «некрутых» легко. Ходишь в обычных кедах — «фу, зашквар», у нас фирменные кроссовки. Уходишь от конфликтов, боишься драк и громких разборок — значит, «конченный». Общее в этих историях одно: дети пытаются самоутвердится.

И тогда начинается травля

По результатам исследования, самыми распространенными типами буллинга в России оказались вербальная и социальная агрессии. Больше половины (55%) девяти- и десятиклассников подвергались вербальному буллингу: неприличные жесты, оскорбления, унижения. С социальной агрессией - демонстрацией неприятия ребенка группой - в школе столкнулись 44,4% учащихся.

Кибербуллинг в России не так распространен, как другие формы издевательства над одноклассниками. Согласно исследованиям, около 70 % детей ни разу не сталкивались с травлей в Сети. С физической агрессией в свой адрес опрошенные сталкивались реже, но цифры все равно ужасают – почти половине российских детей сверстники наносили увечья.

Как понять, что ребенок подвергается травле?

Если физическое насилие еще можно отследить, то психологическое — очень трудно, потому что оно происходит тайно, педагоги его часто не замечают или игнорируют. Поэтому в первую очередь должен произойти диалог с родителями. Просто говорите со своими детьми, станьте его другом, которому можно рассказать любую историю, поделиться сокровенным, даже не всегда приятным.

Родители должны отбросить сильные эмоции и просто поддержать ребенка, который столкнулся с травлей, помочь ему пережить этот опыт. Нельзя читать нотации или выражать осуждение, даже мимикой: тогда ребенок может еще больше замкнуться в себе и остаться наедине со своей травмой.

Последствия буллинга для психики детей масштабны и разрушительны. Ребенок теряет веру в себя, приобретает комплексы и чувство вины. Состояние жертвы при физической, психологической и интернет-травле примерно одинаковое. Это подавленность, психосоматические заболевания, ребенок не хочет рассказывать про школу, становится замкнутым. Длительная травля может привести к тяжелейшим последствиям, вплоть до депрессий.

Ребенок, которого травят в школе, может прийти домой и бить кошку или собаку. Внутренняя обида остается очень надолго и когда этот человек вырастет, он будет точно так же бить своих детей. Если этот цикл агрессии не прервать осознанностью и эмпатией, он будет бесконечным.

Многие считают, что через преодоление сложностей ребенок становится сильнее. Но любое подавление эмоций приводит к глубоким внутренним конфликтам. Подавленные эмоции впоследствии вызывают вспышки агрессии и мести, что все чаще заканчиваются нападениями на одноклассников и учителей, а то и расстрелами.

 

 

С подругой мы помирились и обсудили проблемы ее сына. При тщательном разборе оказалось, что сынок ее – еще тот фрукт: сам же задирает Петю, третирует его за маленький рост, и мальчик, доведенный насмешками до отчаяния, кидается на обидчика с кулаками. Подруга, конечно, пожурила сына: «Димочка, сынок, не обращай внимания на этого карлика, ну его…». А я в очередной раз убедилась, что проблемы ребенка рождаются в родительских головах.

Елена Понкратова